Ноябрь 2017 Декабрь 2017
По Вт Ср Че Пя Су Во
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
Официальная группа вконтакте

Новая линия на «Столбе» Южной Ушбы.

Новая линия на «Столбе» Южной Ушбы. Мишель Волошановский и Тарас Пона зажигают!

Исходное фото © http://alpinism.org.ge. Справа налево: бежево-коричневая линия - маршрут Кустовского, лиловая – Кенсицкого, светло-бирюзовая – Моногаров (1965), светло-салатовая – линия Мишеля (26.07 - 6.08.2010), красная – Мышляева. На этом фото красным неверно был на рисован заход на подходный гребень, там залезть нереально. Светло-салатовая линия внизу – заход команды (он же исторически сложившийся издавна).

Исходное фото © http://alpinism.org.ge. Справа налево: бежево-коричневая линия - маршрут Кустовского, лиловая – Кенсицкого, светло-бирюзовая – Моногаров (1965), светло-салатовая – линия Мишеля (26.07 - 6.08.2010), красная – Мышляева. На этом фото красным неверно был на рисован заход на подходный гребень, там залезть нереально. Светло-салатовая линия внизу – заход команды (он же исторически сложившийся издавна).

Для Risk.ru. Подробности экспедиции в Сванетию от Мишеля Волошановского:

Команда:
Тарас Пона (это не кличка, а фамилия такая) - Самоходная Страховочная Установка, едва видимая, но очень мощная тень меня, которая "вдохновила" сходить все же на Вершину;
Валентин Скубак и Сергей Васильев - частичная помощь в заброске, постоянная радиосвязь и наблюдение. И - хвала им! - подхват наших полумертвых тушек на спуске, когда оставалось только сесть и плакать; и ваш покорный слуга - Мишель Волошановский.

Я хотел «второпройти» линию Моногарова по Юго-Западной стене Южной Ушбы, не обращая внимания на шлямбурные дорожки 45-летней давности. Планировалась команда из 4-х человек плюс фотограф.

Но подобраться к "Столбу" Южной Ушбы оказалось делом хлопотным и трудоемким (800-900 м 3Б-4А гребень с набором высоты в 500-550 м). После первой, неполновесной и не до конца, заброски фотохудожник и еще один член команды отказались не то, чтобы продолжать шерпствовать, а от мероприятия полностью.

Тут надо отступиться. Дело в том, что последние 15-20 лет в эти - Ушба с Мазерского ледника - некогда очень популярные места, нога человека попадала на 5-8 дней раз в 4-5 лет. И, надо сказать, полувытаявшие и наполовину покрытые мумифицированной плотью скелеты когда-то пропавших без вести - а их на Ушбе по разным оценкам от 50 до 70 - не добавляют, видимо, решительности при восхождении на эту красавицу.

Вторая двойка уже в конце подходного гребня тоже зароптала, увидев поближе "Столб". В общих чертах: стоит себе посредине горы ну ни дать, ни взять - Морчека. И высотой +- 340-360 м, и архитектурой с рельефом поверхности.

И на том спасибо, что вчетвером 30 кг груза на полгребня занесли. Остальные 100 кг мы с Доктором 2 дня челночили туда-сюда под "Столб". Много? Много. Информации-то по Горе - никакейшей, вот и взяли все, чем наука и техника оснастила нашего брата для таких стен, за исключением съемных шлямбуров, одежды-обувки а-ля 8000 м, кислородной аппаратуры, лавинных лопат, GPRS-ов, оружия, женщин и наркотиков.

Ну а потом случилось самое интересное. Внимательно проглядев линию Моногарова, я понял полную утопичность изначальной затеи. Но пройти-то можно все. Однако, если бы я это сделал - братва меня на смех подняла бы.

Короче, полностью игнорируя натуральный рельеф и всякую логику, в небо уходит диретиссима в виде шлямбурной дорожки. Отойдя 15-20 шагов влево (т.е. к маршруту Мышляева), в течении 5-ти дней я нарисовал 250-метровый ход, в котором наИТОшил от силы метров 45-50 (половину из них можно повторить свободно - оставленные точки страховки неубиваемые), в котором минимальное лазание – 5b, в основном 5с+ - 6а+, а максимальные onsight-ты - 6с - 6с+ (все это с френдово-стопперно-якорной страховкой), в котором 2 участка по 8-10м - А3.

И лишь в конце мы вышли на дорожку Моногарова, где из 85-90 м свободно пролезли 65-70, остальное потребовало бы скайхукинга, но я взялся, крестясь и громко призывая в помощь Божью Матерь, за шлямбура Владимира Дмитриевича (которым 45 лет).

Вывешены в перила все веревки, новорожденная линия - ураган с камнями, я - на седьмом небе от счастья содеянного. Ну и давай Доктора по плечу похлопывать: "Ай аксакал, ай джигит - такую стену помог старому больному человеку сделать! Ну, сматываем удочки - и айда вниз! Араки попьем да предадимся порочному дыму по-полной!".

Но... не тут-то было! Док ощетинился, окрысился, дескать "...или на вершину сходим теперь, или я тебя убью!" К слову сказать, у доктора какой-то очень черный пояс по какому-то смертоносному исскуству заморскому, посему выбор безвременно усопнуть стал невелик: или от руки (ноги? лба? холодного оружия, коим мог быть любой предмет) Доктора, либо спуститься героем через вершину Южной Ушбы. Я выбрал второе.

После безуспешных попыток установить штурмовой лагерь на вершине "Столба" (даже сильно облегченный баул весил 15-17 кг - жумарение с ним, равно как и вытягивание, стало бы сизифовым трудом и вымотало бы нас, уже подубитых на 9-й день на Горе, вкрай), остановились на тактике Fast&Light. 6.08 в 3.00 мы встали, в 4.00 жумары защелкнулись на перилах. в 13.00 мы были на вершине "Столба" (жумарили долго, потому что готовили сразу себе дюльферные станции, годные к применению даже в полной темноте и густом тумане), в 17.00 я уже начал лидировать "Красный Угол" (м-т Шульце через Мазерскую зазубрину), и, наконец, в 19.40 мы на вершине!

К полной темноте спустились в начало "Красного Угла" где и благополучно пережили холодную ночевку. А на утро тихо-тихо сошли по льду на макушку "Столба", с которой нас автоматически свели вниз наши вчерашние дюльферные станции - дремая на ходу, без сучка и задоринки.

Потом подошли наши двое, что были в наблюдении (фотохудожник и член смылись вообще в неизвестном направлении) под подходный гребень, где и приняли наши уже тела в отдохнувшие дюжие руки.

Все описанное было сделано в альпийском стиле, без предварительных акклиматизационных погулянок, под цокание языками и завистливое шмыгание носами у подзорной трубы: белорусов, львовян, англичан, израильтян и французов. Последние, по словам наших наблюдателей, особенно бурно и горячо выражали восторг и болели за нас крепче всех.

Всего, после ухода из "Зеленки" мы провели на Горе (заброска, первопроход, блиц-рывок на вершину, спуск и уход в "Зеленку") 14 дней. Одна, пожалуй, главная, беда: ни одной фотки.

Аплодисменты приму все равно.

С уважением, MISHEL


Немного логистики:


Из Киева на Кутаиси - аэроплан Boeing 737, далее, через Самстредиа и Зугдиди до Бечо, где свернули на Мазери (это все - Ford Tranzit). В Мазери мы пробыли с 5.00 до 15.00 пережидая дождь, после чего быстро перепаковались и уже в темноте были в "Зеленке" под Ушбинским ледником. Потом было 2 дня челночения грузов непосредственно на ледник под Горой. На следующий день я и Доктор загрузились, дошли до заброски, и за следующие 2 дня перетащили все барахло под "Столб", ключ маршрута.

Ну а дальше были 5 дней первопрохода, день отдыха, день прохода шлямбурной дорожки (точнее того, что от нее осталось) Владимира Дмитриевича, потом спустились в начало подходного гребня за заброской от Скубака с Васильевым.

Потом была попытка переноса лагеря под "Столбом" на его макушку (неудачная из-за нехватки хотя бы еще одного человека), остаток этого дня отдыхали. Ну и, наконец, увенчавшийся успехом блиц на Вершину, в награду за который была холодная ночевка.

Обратная дорога - в обратном порядке, только аэроплан был Embrauer 195.

Ах, чуть не забыл! Совершенно не в традициях Ушбы - все 14! дней нашего экшна простояла ИСКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ погода. Тоже было и в 2004-м, когда я "чайника" на Северную с Плато по 4А завел с ночным спуском. Видимо, любит Ушба таких своеобразных парней и благоволит им. "Чайник", что на Северной побывал, до этого кроме Крыма и Карпат гор не видел,
Доктор, правда, хаживал горнотуристические 3-ки и 4-ки по перевалам Кавказа: но в альпинизме это у него дебют!

 

Источник: Risk.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить